Два мира — две женственности

Очень часто в различных интернет-дискуссиях встречается эта фотография. И всегда неизменно вызывает много обсуждений. Кто-то осуждает Нину Хрущеву, отсутствие вкуса и общую «обабленность». Кто-то обсуждает моральные качества Джеки Кеннеди. Я же хочу использовать это фото как иллюстрацию о разнице мировоззрений.
kennedy_krushev

Первая леди страны — это всегда лицо нации. И вполне объяснимо, что внешний вид этой самой леди будет вызывать интерес у представителей других стран. И к Нине Хрущевой по поводу этого снимка сегодня высказывается много претензий: одета не так, причесана не так и вообще. Может, на собрании ткачих она бы не выделялась, а вот рядом с миссис Кеннеди контраст просто поражает. Но, на мой взгляд, именно этот контраст и интересен сегодня.

Женщины в то время делились на, как сказали бы сейчас, «гламурных дам» — укладка, французские духи, своя портниха и вполне определенный достаток, за счет которого все это обеспечивается, — и «колхозниц» — вся жизнь в труде, из косметических средств — мыло, а лучшая прическа — коса под платочком. Это конечно крайности, а между ними где-то посередине мечется среднестатистическая женщина, которой с одной стороны надо трудиться (причем часто — довольно тяжело физически: даже если ее работа была канцелярской, хватало нагрузок в тогдашнем быту), с другой стороны — ей хочется выглядеть привлекательно.

В принципе, сейчас мало что изменилось в типажах. С одной стороны — архетип блондинки, которая проводит ежедневно кучу времени в салоне красоты и таскает с собой собачку. С другой стороны — девушки в стиле «свой парень» в джинсах и мартенсах, быт их, правда, уже далеко не столь труден. А посередине — обычная тетка, которая работает днем в офисе, вечером — дома. А уложив дите спать — садиться пролистать какой-нибудь журнальчик.

Изменения в другом. И разница в другом. Давайте посмотрим на мир Нины Хрущевой по сравнению с миром Джекки Кеннеди и по сравнению с нашей сегодняшней жизнью.

Сначала о жизни обычной женщины в послевоенное время. Просто мысли по поводу.
— После революции большая часть состоятельных слоев исчезла с обсуждаемой территории: одни были расстреляны, другие — эмигрировали. (кстати, русская эмиграция в Париже сыграла немаловажную роль в становлении французских домов моды). В итоге большая часть населения стала представлять собой крестьянство и беднейшие слои городских жителей, которые чаще всего были тоже выходцами из деревень и сел. Семьи с историей, где у бабушки хранились дореволюционные флакончики духов и воспоминания о парижских журналах мод — единичны.
— Если во всем мире в моду входит стройность, то на советском пространстве бытует деревенское представление о красоте — девка должна быть ладной и крепкой. Здоровье и красота — это в первую очередь дородность. Тем более, в таком возрасте как у Нины Хрущевой. Пережитые голодные и военные годы только усиливают этот стереотип, при этом крепко подкосив эндокринную систему у многих.
— Бедность — норма жизни. В то время как Джекки в детстве каталась на лошади в белых перчатках и бриджах, у женщины с происхождением Нины Хрущевой, вполне возможно, и трусы то не всегда в гардеробе имелись.
— Своеобразные представления о красоте и о «дороговизне». В одежде прежде всего ценился материал (шелк, шерсть и так далее…). О том, как сочетаются предметы гардероба между собой и насколько они подходят своей хозяйке — задумывались мало.

Тут я еще хочу сказать пару слов. Джеки Кеннеди — изначально по положению выше средней американки. И воспитывалась в этой среде. И по внешнему виду Джеккки сложно судить об обществе в целом.
Нина Хрущева — вполне себе олицетворяет среднестатистическую советскую женщину. Замечу, не девушку, а именно женщину. У молодых была — своя мода и своя эстетика. Но, перешагнув сорокалетний рубеж, почти все «красавицы, комсомолки, активистки» превращались в таких вот тетенек. Возможно, руководитель заводского цеха одевалась в более дешевые ткани, чем жены членов политбюро, а школьная учительница шила себе костюмы реже, чем руководитель цеха. Но в итоге все они выглядели почти одинаково. Слова «Модно», «привлекательно», «женственно» встречались только в редких журналах, да и то имели. если честно, мало общего с описываемыми моделями.. Очень редко в этих же журналах можно было встретить слово «моложаво». И это к сорокалетней-то женщине. А на самом деле общую одежную тенденцию можно было охарактеризовать только одним словом: солидно.

Что же изменилось у нас сейчас? После восьмидесятых-девяностых в обязательную характеристику одежды добавилось слово «сексуально». Причем соответствие одежды этой характеристике в тот период стало обязательным, независимо от возраста и комплекции хозяйки. (честное слово, как вспомнишь некоторых теток.. так уж лучше бы в солидных костюмчиках ходили). Дело усугублялось тотальным безденежьем и дефицитом: вещи сочетали друг с другмо не только потому что это было красиво, а потому что это то, что было в гардеробе.

Прошли годы, с ассортиментом и возможностями стало намного веселее, но что-то женщин типа Жаклин у нас не прибавилось. Может, потому что Жаклин все же видела в одежде нечто большее, чем кусок ткани, прикрывающий тело? Наши дамы тоже видят в одежде не только кусок ткани, но если посмотреть вокруг (я по-прежнему веду речь о тех, «кому за…». Студентки не в счет, они уже из другой жизни) — то четко можно проследить, что преобладающий тренд в гардеробе наших модниц — стадное чувство. Вопрос, кто к какому стаду прибился. Кто-то умудряется носить дизайнерские костюмы и выглядеть при этом как райкомовская тетка. (посмотрите на наших депутаток!). Кто-то так и застрял душой в воспоминаниях бурной молодости и фильме «Интердевочка» (этих тоже в Раде достаточно… а на эстраде — еще больше). Отдельная категория: женщина типа «завмаг» — выжженные перекисью волосы, много золота, 12-сантиметровые шпильки и складки на животе.
А что меня удручает больше всего — эти стада постоянно пополняются молодняком. Это что у нас, карма такая?

2
No tags 2