Как моде пройти в библиотеку

Я сейчас не особо вовлечена в мир российской моды. Но отголоски свежего скандальчика дошли и до меня даже. Актриса Ингеборга Дапкунайте выставила в инстаграме снимок из фотосета для Bosco Magazine. В зале ленинской библиотеки. Где до этого проходил модный показ бренда Ermanno Scervinо. И понеслась. Как можно с ногами на стол в библиотеке. Да как вообще в библиотеке разрешили показ делать и фотосессию для глянца устроить. Государственное учреждение ведь.

Я, наверное, привыкла к киевским реалиям и уже само возмущение мне удивительно. Почему нельзя провести модный показ в библиотеке? У нас в рамках Недели моды где только не проводят показы. Даже в цирке посреди представления было. А уж в музее — тем более. Вспомним хотя бы показ Bevza в «шоколадном домике». Да что вообще говорить, если у нас основная площадка недели моды — это и есть музейный комплекс «Мистецький Арсенал».

Есть ли что-то такое священное в библиотечном пространстве, что не дает возможности там устроить модный показ или любое другое мероприятие? Ту же фотосессию, например? На самом деле, библиотека — это очень зрелищное место. Особенно для фото или для шоу. Особенно если это библиотека в классическом стиле. Ритм повторяющихся деталей, глубокие цвета деревянной мебели. Самое оно в качестве визуального сопровождения для осенней коллекции. Фото с Ингеборгой хоть и несколько вторично (мы уже видели подобные приемы в разных лукбуках и журнальных съемках), тем не менее выглядит интересным. И по композиции, и по цветовой гамме. Что это дает самой библиотеке?

На мой взгляд, библиотека — это не просто тихое место, где люди читают книги. И не просто книгохранилище. В наши дни библиотека — это в первую очередь культурное пространство. И любые культурные мероприятия не просто должны получать разрешение на проведение, а даже должны всячески привлекаться и поощряться.

А то я вижу некоторое противоречие в том, что с одной стороны библиофилы плачут о том, что никто сегодня в библиотеки не ходит. А с другой стороны не пользуются возможностью всячески народ в эти самые библиотеки привлекать и вообще популяризировать концепт библиотеки, как места для культурного досуга. Надо сказать во всем мире это давно уже не так. В библиотеках проводятся и детские спектакли, и шоу, и перфомансы даже. Иногда весьма неоднозначные.

Вот например, арт-перфоманс. Он, конечно, не в читальном зале, но представляю реакцию, если бы такой провели в Москве

В Пекинской библиотеке цирковой перфоманс. Эквилибр на стеллажах с книгами. И даже берут книги собственно для представления. Святотатство.

Мода и модная фотография на самом деле такая же сфера искусства и культуры, как и остальные. И в рамках синтеза жанров и пространств неудивительно, что библиотечные залы появляются в разных модных съемках.

И показы.

Вот Ганноверская публичная библиотека проводит показ работ тинейджеров, которые при этой библиотеке занимаются в студии моды, как я поняла.

А вот показ Rihanna for Fenty by Puma. Парижская национальная библиотека. Модели ходят прямо по столам, рядом с зелеными лампами. И никого это не шокирует.

Тут, конечно, Лагерфельд в своей личной библиотеке на своем личном столе и может делать все, что вздумается. Но не кажется ли вам, что сама идея священного ужаса перед «ногами на столе» — это что-то не то?

Я рада, что в Украине постепенно отношение меняется. Но в целом на нашем постсоветском пространстве еще много «советского» отношения к культурным ценностям. Их надо охранять от народа. Желательно, чтобы это делали строгие тетеньки в беретах. Которые будут следить, чтобы в музейном зале никто слишком громко не восхитился смелыми мазками художника, а в читальном — не засмеялся, увидев в книге смешной сюжет. Все закостеневшее и замершее. Нельзя быть участниками «культуры». Можно просто молча восхищаться и благоговеть. Почему бы не привнести больше жизни? На работу ученых никак не повлияет то, что на их столе кто-то стоял. И не стоит переживать, что каблуки моделей со съемки или показа поцарапают паркет музейного зала или библиотечный стол. Мне кажется, возмущающиеся скорее переживают, что эти каблуки с легкостью царапают такой тонкий культурный слой на их собственной сущности. Такой тонкий и поверхностный, что в нем никак не укладывается, что культура — это не мертвое, а живое и развивающееся. И то, что мода — это тоже часть этой самой культуры.

25