Ну, родимые, с Вогом!

Первый выпуск Vogue Ukraine наконец-то увидел свет, а мы увидели его. Во время презентации выпуска, и даже когда номер уже появился в продаже — меня не было в стране. Можно сказать, что я пропустила одно из самых важных событий в fashion-истории Украины. И я пишу это без малейшей доли иронии, если что. Купила я номер уже по приезду. Да и то, в спешке листать не хотелось, хотелось сесть и вдумчиво просмотреть и проанализировать журнал. Время на это нашлось только сейчас.
592

Так получилось, что я уже успела прочитать много отзывов о журнале. И хвалебных, и хулительных. Так что не могу сказать, что мое восприятие кристально чистое. Но в принципе хочется прояснить вопрос, который возникает у многих: а можем ли мы вообще критиковать подобное издание? Я считаю, что каждый журнал, каким бы крутым он ни был, он существует для читателя. И каждый читатель, вне зависимости от своего профессионализма, имеет право на критический голос, потому что именно он и является конечным потребителем продукта. Журнал — не для реализации амбиций издателя, не для рекламодателей, не для тех, о ком в этом журнале пишут. Журнал — для читателей. Другое дело, что сам принцип издания Vogue предполагает, что его читатели находятся далеко не на нулевом уровне познаний в мире моды. Поэтому и требования к нему гораздо жестче, чем к другим.

4597

Vogue Украина — очень ждали. По крайней мере ждали те, кто крутится в модной сфере. В рамках образовательных мероприятий я успела побывать на лекцих Маши Цукановой (главного редактора Vogue Ukraine) и Татьяны Соловей (обозревателя отдела моды). Сразу стало понятно, что в команде подобраны отличные профессионалы. По крайней мере сложилось такое личное впечатление. Все, что они говорили, вызывало во мне определенный подъем, находило отклик. Но почему же, я не ощущаю такого же подъема, такого же отклика, когда листаю журнал? Куда подевалась харизма этой великолепной, судя по всему, команды? Почему журнал получился… нет, я не скажу, что он получился плохим… но он получился обычным. И некоторыми местами простоватым. А простоватость и обычность — это совсем не то, что ожидаешь, открывая Vogue, в какой бы стране он ни был издан.

98

Возможно, одна из причин, по которой журнал получился не очень Vogue, то — что его хотели сделать очень украинским. Как советская украинизация тридцатых годов — вроде бы благая идея, но реализованная без души и, иногда кажется, что и без ума. Кто знает, может причина в том, что все же украинское издание в каких-то вопросах подчиняется московскому офису Conde Nast, а для Москвы мы еще долго будем местечковыми бедными родственниками. По крайней мере злосчастная съемка с казаками стилизовалась именно московским стилистом, получился такой народный примитивизм.
18

20

Для сравнения я нашла кадры фотосъемки с Жизель Бундхен из первого российского Vogue в 1998 году. Снималось в обычной московской средней школе. Казалось бы тоже локализация идеи, аутентичность контента но на каком изящном уровне!
-1

-2

-3

Украинская звезда в номере — София Ротару. Я очень уважаю Софью Михайловну, но ее присутствие в первом номере выглядит не очень уместным. C момента распада Союза прошло уже 20 лет, а у нас все то же: в России — Пугачева (спасибо, что не в первом номере хоть), в Украине — Ротару. Наверное, когда в одной из Прибалтийских стран появится Vogue — первым делом в нем напишут про Лайму Вайкуле.
23

Вообще сама подборка «Гордость нации», вынесенная на обложку, вызывает некоторое недоумение. Дарья Вербова имеет мало общего с украиной, кроме национальности родителей. Ротару я бы назвала скорее советской звездой, нежели украинской. Милла Йовович разве что успела в Киеве немного походить в детский сад. А Соня Делоне была рождена в Российской Империи, хоть и на территории современной Украины. А по духу так и вовсе была гражданкой Мира.(кстати, место рождение последней, указанное в статье в Vogue, расходится с несколькими другими источниками.) Где же звезды, которые связаны с сегодняшней Украиной?
593

Впрочем, в номере есть несколько отличных, на мой вкус, материалов, которые с одной стороны не лишены национального колорита, а с другой — актуальны и не выбиваются из мирового контекста. Это статья про туфли, которые Кристиан Лубутен сделал вдохновившись украинской вышиванкой, и материал про ювелирный бренд Oberig. По-моему, это отличный пример того, каким может быть материал при нужном градусе этничности и при этом без шароварщины.

06

10

В общем и целом мне номер скорее понравится. И я очень рада, что и в Украине теперь есть это издание. Ну а тем, кто сокрушается о том, как все плохо, и в частности сетует на безликую обложку, я советую посмотреть на Vogue Thailand, похожую на каталог ювелирной фабрики, впаривающей задорого дешевые побрякушки туристам, и порадоваться: у нас все еще не так уж и плохо получилось!
d3ed2c770ccf4e57b94dfbef0702d658

P.S.Многие блогеры и журналисты побывали на лекции Филлипа Савилла, который был приглашенным арт-директором первого выпуска Vogue. Я с интересом прочитала все отзывы и вот что вам хочу сказать. Ситуация, конечно, не сильно приятная сложилась, это так. Но… Если ты выпускаешь в свет нечто, под чем ставишь свое имя — то будь готов отвечать за это сам. даже если над тобой стояли двадцать критиков, тридцать цензоров и Карабас-Барабас с кнутом. В конце-концов, подобные оправдания и вынесение грязного белья на публику выглядят как минимум неэтично по отношению к заказчику и команде, с которой ты работал. И я буду считать, что если человек не справился с работой в рамках поставленных задач (даже если это очень узкие и не слишком корректно поставленные рамки) — то это в первую очередь именно критерий его профессионализма.

0