«О чем молчат француженки» — мои мысли после прочтения

Я продолжаю читать интересные книги о французах. Начала я с книги Памеллы Друкерман «Французские дети не плюются едой». Затем прочитала книгу «Бонжур, счастье!», мои рецензию на которую вы можете прочитать тут. А теперь вот пришел черед книги «О чем молчат француженки» Дебры Оливье.

Эта книга чуть более обобщающая и академичная (насколько может быть академичной подобная книга) — с отсылками к французской истории и литературе. Но и в ней очень много внимания уделяется еде. Я вообще очень люблю французскую культуру за то, что они уделяют еде много внимания. А еще я очень за это люблю французскую литературу. Неважно, идет речь про классика Бальзака или про современную Анну Гавальду — в обоих случаях описанию приготовления супа будет уделено много внимания на страницах книги. Американцев с совсем иной культурой питания такой подход всегда удивляет. Не могу сказать, на каком полюсе находимся мы в восприятии этого культурного феномена. Наше общество после долгих лет дефицита и буквально голода сейчас только формирует свое отношение к еде, и неизвестно, каким это отношение будет лет через двадцать.
О чем молчат француженки

Приятно удивило, что когда автор говорит о «француженке», то отдельно акцентирует внимание на том, что все-таки они тоже разные. И рассказывает как про парижанок, так и про девушек из провинции. А не ограничивается стереотипным образом девушки в берете, которая проводит дни за столиком кафе на Монмартре с торчащих из сумки багетом.

Автор книги — американка. Интересный феномен, но большинство из книг о французском образе жизни — написаны американками. И сравниваются именно конкретные две культуры: американская и французская. В описании Дебры жизнь американской женщины полна неврозов, а жизнь француженки полна удовольствий. Причем большая часть этих удовольствий — чувственные: еда и секс. Для русскоязычного читателя обе культуры одинаково далеки, поэтому читать книгу вдвойне познавательнее. Но и при этом надо понимать, что возможно, то, что явилось потрясением для американки — не будет потрясением для нас, потому что разница будет сглажена. Если опять вернуться к теме еды — то мне показалось, что у американок это какая-то больная сфера жизни, если можно так выразиться. Француженки умеют и позволить себе насладиться едой, и «закрыть рот», если требуется контроль веса. И в целом более здорово (в психологическом отношении) относятся к питанию. Для многих же американок вся история отношений с едой — это «американские горки» жестких ограничений вплоть до самоситязания и срывов, на которых потом вырастает огромное чувство вины. Удовольствие от еды для них тема постыдная. Но при этом они все же это удовольствие получают. Но в итоге не такое тонкое гастрономическое, как француженки, а скорее психологическое от нарушения запрета.

Очень много внимания в книге уделено отношениям. Конкретно, когда говорится про отношения пары, то утверждается, что американки и француженки живут по разным сценариям. Для американки отношения должны развиваться по схеме где все начинается со знакомства, а заканчиваться должно обязательно браком. Если что-то происходит иначе — значит, отношения считаются неправильными или неудачными. При этом, на самом-то деле, после брака все только начинается (это уже моя ремарка) и отношения получают новый виток развития. Да и вообще, я лично не пониманию идею свадьбы и брака — как конечной точки завершения любовной истории. Французский подход мне намного ближе. Для француженки отношения вовсе не обязательно должны заканчиваться браком. Более того, они вообще не обязаны заканчиваться счастливо. Драма — это тоже эмоциональная пища. (при том, что излишне драматизировать француженки не склонны, так что можно ожидать, что драмы будет в меру). Достаточно того, что отношения сами по себе принесли в жизнь женщины немало приятных минут. Не знаю, как с точки зрения среднестатистической американки, но для меня этот момент стал важным открытием. В нашей культуре я привыкла к женской практике обесценивать партнера, отношения с которым закончились не очень хорошим образом. Подход «я потратила на него лучшие годы» как бы отодвигает все те приятные совместные моменты, которые ведь обязательно были. И сводит на нет все впечатление и удовольствие от совместного прошлого.

Француженки вообще много внимания уделяют взаимоотношениям мужчин и женщин. Нет самого понятия «война полов». Мне опять же интересно посмотреть на это с точки зрения нашей культуры, в которой взаимоотношения полов приобрели вообще какую-то странную форму в результате исторических мутаций. Феминизм во Франции выглядит совершенно иначе чем где-либо. Это вообще интересный для меня феномен. Потому что с одной стороны французское законодательство всегда защищало женщин и это была та страна, где женщина, посвятившая себя семье, вряд ли бы осталась у разбитого корыта (хотя, если почитать, например, того же Базена с его «Анатомией развода», то становится понятно, что все равно позиция такой женщины уязвима по многим параметрам даже при условии социальных гарантий). И нельзя сказать, что француженки не борются с сексизмом. Его хватало с лишком. Но интересно наблюдать то, как этот процесс происходит в последнее время, когда во французскую культуру влилось достаточное количество населения, исповедующего ислам. Населения с полностью противоположными культурными традициями и уж тем более во всем, что касается отношений.

Но пока что для француженки флирт и сексуальность — это часть повседневного общения. В нашем обществе такое невозможно по ряду причин. (нет, я знаю, что некоторым женщинам удается, но это требует огромных усилий и напряжения, и прочитав дальше, вы поймете почему). В книге приведена цитата Элизабет Вайссман: «Флирт — это высказанное между мужчиной и женщиной обещание коитуса, которое никогда не выполняется». Флиртуя, француженки не ощущают угрозы или опасности, которая может исходить от мужчины. Потому что, скорее всего, ее нет этой угрозы. Идет игра на равных по принятым и понятным правилам. Мужчина не считает в одностороннем порядке, что общение с женщиной дает ему повод для сближения с женщиной. Я не знаю, как с этим обстоит дело в Америке, но у нас иногда ответ на вопрос «Который час?» может повлечь за собой не только предложение углубить знакомство, но и в прямом смысле принуждение к интиму, когда словесное, а когда и физическое. Некоторым может показаться, что я сгущаю краски, но поверьте, что в определенных кругах происходит именно так. В таком обществе флиртующая женщина изначально будет восприниматься как доступный для секса объект. И то, что некоторым женщинам все же удается в таких условиях сохранять кокетство и флирт и при том держать границы общения — большое мастерство. Впрочем, я пока что не уверена, что это мастерство необходимо. В нашей культуре стоило бы начать собственно с выстраивания этих самых границ, а также позиции равных участников межполового общения. Знаете, есть термин «субъекты права», а тут хочется сказать — субъекты секса. Пока что же у нас женщины являются сексуальным объектом. Так вот когда все общение полов в нашем обществе станет общением равных субъектов — тогда, мне кажется, французская модель взаимоотношений и легкости сама придет к нам.

В общем, я несколько отвлеклась от самой книги, поэтому вернусь к ней и подведу итог. Стоит ли читать книгу? Скорее да, чем нет. Она не станет для вас кладезью информации о французской культуре и французском обществе, но может стать пищей для определенных личных размышлений, а это уже немало.

1