Пчелиные соты Бушерон — история одной тиары

Когда я писала про королевскую свадьбу и украшения, в которых Меган Маркл шла под венец, я просмотрела много информации про различные диадемы и тиары. (вы, кстати, знаете, в чем разница между ними? Тиара — это тоже диадема, только не замыкающаяся в кольцо). И одна из тиар королевской сокровищницы меня привлекла более всего — это тиара «Пчелиные соты», сделанная ювелирным домом Бушерон. Она настолько отличалась от всех прочих, что просто не могла не заинтересовать меня.

У этой тиары очень длинная история. И начать стоит с того, что выглядела она совсем иначе. В 1901 году фирма Бушерон по заказу Леди Гревилл выполнила из ее собственных бриллиантов тиару с орнаментом из листьев полыни. Очень изящная и нежная вещь получилась.

Про леди Маргарет Гревилл стоит упомянуть отдельно, потому что не было такой второй любительницы украшений вообще и бриллиантов в частности во всей Британии. И, что примечательно, Маргарет не просто любила украшения, но и могла себе их позволить в большом количестве. Только самые лучшие ювелиры, только крупные камни. Дочь богатейшего шотландского пивовара (и единственная наследница его миллионов), супруга члена английского парламента барона Рональда Гревилл — она стала настоящей ценительницей ювелирного искусства и любительницей знатных гостей. (возможно, не в последнюю очередь потому что нашла среди королевских особ благодарную аудиторию, которая оценит по достоинству каждое новое драгоценное приобретение).

Интересно, что при жизни короля Эдуарда VII Маргарет Гревилл была подругой его любовницы Алисы Кеппел — прабабушки Камиллы, герцогини Корнуольской, потом увидите интересный виток этой истории — и принимала у себя в доме Эдуарда и Алису во время их любовных встреч, выделив им для этого даже отдельные покои. Впрочем, дружба с любовницей короля не помешала леди Гревилл дружить и с «законными» дамами королевской семьи.

Как я уже сказала, Маргарет Гревилл любила две вещи: крупные драгоценные камни и именитых гостей. А также хвастаться первыми перед вторыми. Так, например, известна история, когда одна из дам во время приема потеряла центральный камень из своего украшения. Все гости стали искать бриллиант на полу, а Маргарет отправилась первым делом в кабинет, чтобы принести увеличительное стекло со словами «ваш камень настолько мал, что без помощи этого прибора нам не найти его».

Впрочем, потерять даже крупный драгоценный камень в подобном интерьере немудрено. Интерьеры особняка Полесден Лейси (Polesden Lacey) в Южной Англии были настолько перегружены коврами, вазами и прочими деталями, что там мог бы потеряться и человек:))

Впрочем, библиотека мне вполне нравится и кажется даже уютной.

Но вернемся к тиаре. В 1920-х годах леди Гревилл решила, что тиара с листьями выглядит не очень современно, и решила переделать украшение. Переделкой главный художник парижского отделения Бушерон Люсьен Хиртц. Теперь это был геометрический рисунок и сот между которыми помещались три шатона бриллиантов, в центре побольше и два поменьше по бокам. И это уже тиара в том виде, в котором она знакома большинству из нас.

У леди Гревилл не было детей и прямых наследников. Поэтому после смерти она все свое имущество завещала друзьям — большинство из которых были особами королевской крови. Но основная часть, конечно же, предназначалась для самых близких — британской королевской семье, а в частности — королеве Елизавете (королева-мать Елизаве́та Бо́уз-Ла́йон).

Вот как королева Елизавета пишет об этом своей свекрови — королеве Марии:
Замок Балморал,
13 октября 1942 года.
Драгоценная мама!
… Должна сказать Вам, что миссис Гревилл оставила мне свои драгоценности по завещанию, и об этом я помалкиваю, учитывая, какое нынче время! Она оставила мне их «с наилучшими воспоминаниями», милая старушка, и я чувствую себя очень тронутой. Думаю, я еще долго не увижу, какие именно это драгоценности, зная нерасторопность адвокатов и все связанные со смертью церемонии, и пр. Но я знаю, что у нее было несколько весьма недурных вещиц. Кроме всего прочего, неплохо получить что-то по завещанию, и я всем сердцем обожаю прекрасные камни. Не могу не думать, что так чувствует и большинство женщин!»

Долгое время и в самом деле эти украшения не показывались публике. И не только из-за нерасторопности адвокатов, но и из-за того, что король Георг VI решил, что в военное время щеголять такими дорогими подарками — неуместно. Зато по окончанию войны и королева Елизавета, и другие дамы королевской семьи с удовольствием носили драгоценности, унаследованные от Маргарет Гревилл.

В 1953 году Елизавета решила немного изменить дизайно своей любимой тиары-соты. И уйти чуть в сторону от того, что я бы назвала «ювелирным конструктивизмом». Так бриллианты из лаконичных верхних сот были перегруппированы в небольшие «пирамидки», а в центр добавлен крупный бриллиант вытянутой формы.

В этом виде тиара стала любимицей Елизаветы и в ней она даже отмечала свой столетний юбилей

В таком виде тиара существует уже 60 лет и, похоже, больше никто не собирается изменять ее дизайн. А теперь немного про интересный виток истории. После смерти королевы-матери логично, что украшение унаследовала Елизавета II. Но и эту тиару, и некоторые другие знаковые украшения она подарила Камилле, герцогине Корнуольской. Камилла носит их по праву. Ведь мало того, что ее прабабушка Алиса Кеппел была подругой Маргарет, но и ее бабушка Соня Кеппел была крестницей леди Гревилл. Круг замкнулся.

7