Сиротка-аристократка: почему у нас их еще долго не будет?

Честно говоря, я ожидала, что в посте про вязаные модели от Brooklyn Tweed появятся комментарии о том, как это скучно и неинтересно. Но я не ожидала, что их будет так много. И особенно меня порадовало сравнение с «бабушкиными кофтами». Честно говоря, на фоне нынешней популярности винтажа в принципе — это особо интересный казус. Но я собственно хотела поговорить не про винтаж. А про то, почему в наших краях еще долго недостаточно нарядные вещи будут называть серыми и скучными.
000

В детстве я очень любила английскую литературу, а в частности, такой ее жанр, как романы для девочек. Все эти «Маленькие принцессы» и «Леди Джейн» назидательно, но увлекательно рассказывали о бедных сиртоках, у которых оказывалось благородное происхождение, а ближе к концу книги — находилось и богатство. Ну или в крайнем случае — девочка-сиротка вырастала и находила богатого жениха. Все эти сиротки были неизменно кроткими, трудолюбивыми, скромными и аккуратными. Собственно, подобные романы — литература дидактическая, а значит, читательницам ненавязчиво предписывалось быть такими же. И с подобными требованиями согласовывать свой гардероб.

На запросы типа «бедная сиротка» гугл выдает фотки кошек, которые сиротливо прижимаются к полу и изображают «самое несчастное животное в мире», ожидая, видимо, поглаживания и вкусных ништяков.

Главным героиням, которые были аккуратны и скромны, противопоставлялись богатые выскочки в излишне роскошных платьях. Видимо, в определенный момент, английским девушкам и парням (думаю, что книги «для мальчиков» были написаны в том же тоне) по горло надоели все эти скромные и непритязательные стереотипы, навязываемые им книгами и обществом. Отсюда всплеск панк-культуры и вообще довольно большая доля фриковства в гардеробах британцев. Но надо отметить, что нелюбовь к излишней пышности впиталась в мозги еще сильнее, чем раздражение от положительных образов. Поэтому аристократическая скромность и та самая «серость» в умах более обеспеченной части британцев сильно лидируют по сравнению с нарочитой яркостью и пышностью низших классов. (более подробно о сословных различиях в одежде британцев сегодня можно прочитать в отрывке из книги «Наблюдая за англичанами»)

Английская детская литература, возможно, для многих достаточно размытое и неизвестное явление. Возьму пример попсовее: сказка про Золушку. По сюжету Золушка имеет довольно благородное происхождение. Ее отец служит королю, пусть и не при дворе. В конце концов, не каждому подданому присылают приглашение на бал. А вот мачеха и ее дочери — явно происхождением из более бедных и низких слоев общества. Недавно приобщились к деньгам папеньки, и никак не могут этому нарадоваться. Поэтому, на всех картинках-иллюстрациях, во всех экранизациях мы их видим в бальных платьях даже в домашней обстановке.
12

Золушка — это европейская сказка. У нас есть разве что «Морозко», в котором закономерный итог вознаграждения благочестивости и кроткости — это обязательно сундуки с шубами и драгоценностями.

Александр Васильев когда-то в «Школе злословия» высказался, что это все климат виноват в том, что мы ищем ярких красок, блеска и нарядности. Возможно, это так и есть. Вдобавок к этому наложился отпечаток советской действительности и постсоветского обнищания. А это все такие вещи, которые считываются чуть ли не на генетическом уровне: даже если вы живете в благополучии, то бедность и нищета, перенесенная вашей матерью или бабушкой, все равно в той или иной степени на вас сказывается. Это сказывается в обстановке, окружении, воспитании, эстетике быта и вбиваемым в голов установкам.

Это очень показательно, что в сфере минималистичного дизайна впереди всех именно благополучные скандинавы. У них все давно сыто и спокойно. И если и проходят какие-то изыски в одежде — то они выглядят намного тоньше и сложнее, чем явный внешний декор или яркий принт. Обычно это скорее будет необычное конструкторское решение, сложный крой и непривычный материал. И эти необычные решения являются тоже своего рода протестом против определенных традиций.

-800wi

Что же видим мы в наших палестинах? Очень часто для среднего потребителя «скандинавская эстетика» — слишком непривычна и сложна для понимания. Британское фриковство и панковство — выглядит слишком вызывающим. От национальных традиций дизайна мы в большинстве своем отказались. Но надо же что-то делать с одеждой? И мы ее делаем «наряднее».

Проделайте небольшой эксперимент. Введите в Гугл словосочетание «нарядное платье» и ужаснитесь результату
090909

Кстати, очень интересное наблюдение, но на мой взгляд, в английском нет слова, которое бы достаточно точно совпадало по значению с русским словом «нарядным». Точно так же, в русском языке нету точного определения для слова «smart». Нет определения, потому что нет понятия? Скорее всего…

Ладно, отставим эти лингвистические казусы в сторону. В контексте статьи важнее другое: нет у нас вкуса к простым вещам. Это выражается во всем. В кухне (майонезные салаты и мясо по-французски), в интерьере (евроремонт и обои «с золотинкой») и конечно, в одежде. Рюшики, бантики и оборочки. Дешевые, зато блестящие ткани и излишне откровенные ажуры. Об этом всем я уже писала не раз, и не два. Кому интересно — можете пойти и почитать архивы (в этом абзаце все ссылки — линки на конкретные статьи по теме)

Мне же было бы интересно поговорить именно об упоминаемом «сиротстве». Это такая середина между изысками скандинавского дизайна и ворохом оборок на офисной блузке от белорусского производителя. Почему же он у нас никак не приживается? Ведь казалось бы, золотая середина? Но я вижу, что в среднем у людей чаще появляется вкус к конструктивно сложному дизайну (который часто и носить бывает сложно не со всем скомбинируешь), чем к простому скромному платью или кофточке «как бабушка носила».
MGL9892_012

На самом деле, все очень просто. В то время как западный мир «играет в скромность и благородную бедность» — мы пережили это на своей шкуре. Ну или не мы, а наши мамы и бабушки (но я не устану повторять, что это все равно та память, которая требует смены нескольких поколений, чтобы выветриться). И нам уже не хочется простых вещей в спокойных базовых\блеклых оттенках. Потому что это все ассоциируется с бедной жизнью. Причем, не с тем, литературным «аристократическим сиротством», а с нищетой. И вот тут мы подходим к очень интересному тезису, который я для себя вывела.

Вкус — это вопрос достатка. Причем, я говорю не о богатстве. Для вкуса и стиля не обязательно иметь деньги в избытке, но нужно, чтобы они были в достаточном для нормального существования объеме. Сложно проявлять и воспитывать вкус в обществе, где стиральный порошок и мыло выдают по талонам. Невозможно полюбить «простенькую» вещь, потому что у тебя и без того вся жизнь — блеклая и простенькая. И в итоге, когда ты покупаешь что-то новое — тебе хочется, чтобы это было очевидно ярким, блестящим и красивым. Чтобы вещь имела все те признаки, которые мы в итоге называем «нарядностью». На фоне этого даже стиль бохо, при всей своей неоднозначности, и то приживется у нас лучше — там оборочки, там кружева, вязаные детали, воможности для декора. Но очень долго еще будет прорастать в нашем обществе любовь и вкус к вещам, которые сегодня большинству кажутся безликими. «Просто кардиган», «просто платье», «просто брюки» — у большинства наших женщин нет понимания ценности подобных вещей и нету желания покупать их. А ведь именно это та база для хорошего и качественного гардероба. Потому что нельзя одеваться исключительно в акценты и рюшечки. Точнее можно, мы все знаем примеры, но это уже должно быть совсем фриковство, иначе получается просто дурновкусие.

3