Помните, давным-давно я вам писала про нарощенные ногти. И сказала, что это направление бьюти-индустрии уже давно сформировалась как отдельная субкультура. Точно так же можно сказать и о рукодельницах. Рукоделие вообще и вязание в частности уже стало субкультурой. И как в каждой субкультуре, тут сформировались свои понятия об эстетике, не всегда совпадающие с понятиями «внешнего» мира.

Почему я об этом пишу? Да потому что как всегда, в комментарии к прошлой записи про вязаные платья пришли чудесные барышни, которые рассказывают мне, что я не понимаю прекрасного. Зато уж они в своем понимании прекрасного — абсолютно уверены.

Итак, что же случается с рукодельницами, что они сходят с ума? Поскольку меня тоже изредка поражает слабая форма этого вируса, я могу смотреть на эту проблему со всех возможных ракурсов.

Попробую сформулировать свое видение вопроса, и разбить этот материал на несколько тезисов. Поскольку больше всего дискуссий разгорается именно вокруг вязания — будем говорить именно о нем. Хотя это касается и многих других видов рукоделия.

1) Необходимость\творчество
Внимательные читатели классики наверняка помнят пассаж из «Анны Карениной», когда Левин на Китти, занимающуюся вышивкой типа «ришелье» и удивлялся: все нормальные люди штопают дырки, а ты их прорезываешь. На самом деле, наверно, именно в этом истоки проблем большинства прикладных ремесел. А также то, что окружающие, кто «не в теме» не могут понять необходимости подобных занятий. Как только искусство и эстетика начинают отодвигать на второй план прикладное значение, возникает две опасности. Первая — предмет искусства станет непригоден в прикладном плане из-за непрактичности. Мы это видим часто на подиуме. Но если это и вправду предмет искусства — значит его ценность лежит в другой плоскости, поэтому пример не в кассу. А вот вторая опасность — предмет, не несущий объективной эстетической ценности, но считающийся ценным с точки зрения созидателя, становится непригоден в прикладном плане по той причине, что для окружающих его эстетика перешла скорее в антиэстетику. (о как загнула! Но, надеюсь, понятно)

Если будем говорить о вязании, то рукодельниц можно разделить на две категории. Первая категория — вяжет скорее по необходимости. Им хочется иметь красивые вещи, но вещи недоступны по ряду причин. Поэтому они стараются своими силами восполнить пробел. В их представлении идеальная вещь ручной работы — вещь, которая максимально похожа на промышленную.

Рукодельницы второй категории считают ручной труд самоценностью и творчеством. И чтобы лучше понять их мотивы — мы переходим к следующей паре понятий:
2)Эстетика\вложенный труд

Помните, как у Бутусова: мерилом работы считают усталость? Это касается рукодельниц в полной мере. Измененное сознание оценивает вещь не по объективным критериям внешнего вида, а с учетом неких знаний, доступных узкому кругу посвященных. Платье выполненное в ирландской технике не может быть плохим, потому что в него вложено N часов труда, в нем сочетается M различных элементов, которые соединены между собой не просто сеткой, а фантазийной. Человеку со стороны это все не понятно. Он видит просто платье, без контекста его деталей и сложностей, связанных с его выполнением. И вот этому человеку, который видит, что платье не совсем удачное и пытается это сказать -сразу начинают доказывать, что он просто ничего не понимает в вязании.

и в качестве аргумента сразу же применяется

3) Сравнение с подиумными моделями

Обычно тетеньки-вязальщицы говорят: «ды вы посмотрите, такое же платье было на подиуме у дизайнера Х и никто не возмущался, что из этого платья голые сиськи выпрыгивают. А у дизайнера Y — вообще на подиуме был какой-то ужас вязаный, и все восхищались.» Неужели это имя дизайнера замыливает всем взгляд?

На самом деле все гораздо сложнее. Вот например фото с показа Вивьен Вествуд

Вязаный ужас — вполне можно было бы назвать и так. Но не надо забывать, что это фотография с подиумного показа. Показ — это практически всегда представление. Его цель не только продемонстрировать вещи, которые потом будут продаваться в магазинах, но и представить публике характер дизайнера, то, что называют ДНК бренда. Многие вещи из того, что мы видим на подиуме, затем даже не отшиваются для массовой продажи. Их задача — служить средством художественной выразительности на одном конкретном подиумном «спектакле» или в модной съемке. Поэтому сравнивать модели с подиума и модели «для жизни» — дело изначально некорректное.

Тут в силу вступает следующий мощный аргумент:

4) зато эти люди проявляют свою индивидуальность

Я давным-давно сформулировала одно важное для себя наблюдение. Любая субкультура не подчеркивает индивидуальность, а стирает ее нафиг. Если вы увидите одного неформала в толпе в метро — вы, конечно, подумаете, что он сильно выделяется на фоне других. Но как только вы увидите несколько неформалов — стиль отдельных личностей сольется для внешнего наблюдателя в нечто единое, существующее внутри группы. Поскольку вязание уже сформировалось в субкультуру — его этот тезис тоже касается.

Вот например, две кофточки в стиле, который я называю «бешеная лужайка». Они абсолютно уникальны. И то же время они выглядят — одинаковыми.

 

 

Или вот этот вариант лифа — он стал уже своеобразным клише

Таких примеров очень много…

Ну и в завершение, хочу сказать еще об одном факторе, о котором многие рукодельницы забывают:
5) Мало уметь вещь связать, нужно еще и уметь ее носить

Вот например вчера многим понравилось это платье

Оно и в самом деле может быть неплохо частью ансамбля в стиле гранж или бохо: сделать юбку попросторней, джинсовую курточку в комплект, а главное — это должно быть на молодой и наивной девочке. И тогда это платье может заиграть. В виде футляра на взрослой женщине оно смотрится уныло, несмотря на всю свою яркость.

На самом деле сегодня носить вещи ручной работы и выглядеть стильно, если ты не фрик, достаточно сложно. Но люди тратят время на вывязывание жгутов и ажуров, но не тратят и секунды чтобы подумать, с чем они это наденут.

Чаще всего надевают просто с джинсами:

Надевают на водолазку. Потому что исходно не подумали о прозрачности и теплоте изделия. Или считают водолазку — наиболее простым предметом для комбинирования, не заботясь при этом о цветовой совместимости.

Ну и вообще сочетают со странными вещами

Или вот пример неудачного сочетания двух вязаных вещей: пальто и берет.

Вязаные пальто — вообще сложная и масштабная вещь. И каким бы красивым и сложным не выглядело пальто — как только вы его наденете с дешевой рыночной обувью и китайской поддельной сумкой — вы сразу станете похожи на советских тетенек-рукодельниц, сидящих в свое время в многочисленных конструкторских бюро: у них тоже денег было мало, а времени на вязание — много.

А вы должны выглядеть не как рукодельница, а как стильная заказчица, которая заказывая вещь — изначально четко планировала, какая идея у ее образа, в какой ансамбль она эту вязаную вещь впишет и с чем будет носить.

На этой оптимистичной ноте заканчиваю и надеюсь, что моя простыня текста поможет некоторым вязальщицам взглянуть на свои творения с другого ракурса:)