Вера Глаголева — каким был ее стиль

Вчера меня сильно потрясла новость о смерти Веры Глаголевой — актрисы, которую я считала одной из самых красивых, интересных и стильных женщин в советском и постсоветском кинематографе. Я давно собиралась написать о ней, но как-то все откладывала. А тут такая печальная новость. Но мне захотелось хотя бы таким образом выразить свое восхищение ею.

Первое и самое главное, что мне хочется отметить: мне кажется, что Вера Витальевна очень хорошо знала себя, свою внешность, свои выигрышные черты и свой характер. Единожды верно выбранная прическа сопровождала ее практически всю жизнь. И при этом давала ей определенное разнообразие настроений. Все зависело от изменения оттенков блонда и нижней линии стрижки. Чуть более короткая стрижка с ровной линией волос — образ получается строгим, почти академическим. Укладка с прядями, подкрученными вовнутрь — дает более нежную, романтическую нотку. А прямые, чуть рваные ровные пряди в сочетании с легким мелированием (буквально на полутонах) привносят в образ динамику. Мне кажется, очень удачное решение, когда оставаясь в рамках собственного узнаваемого образа можно привносить в свою внешность такие нюансы.

Переигрывание с мягкостью и женственность (локоны, оборки и так далее) делало ее лицо слишком уязвимым, инфантильным и немного как бы «заплаканным». Это подходило для некоторых ролей, но в жизни этот эффект был бы неуместен и актриса, похоже знала это, сохраняя верность более четким линиям

Я нашла интересное интервью, где Вера Глаголева рассказывает о том, как одевалась в юности. Точнее о том, как ее одевал ее брат, любивший шить вещи. Процитирую интересный кусочек:
Модой я долго не интересовалась. Лет в 12–13 моими кумирами были не актрисы в красивых нарядах, а югославский актер Гойко Митич из фильмов про индейцев. Как он скакал на лошади, как стрелял из лука! Его фотографии, вырезанные из журнала «Советский экран», я наклеивала прямо на обои. «Чингачгук Большой Змей», «След Сокола», «Сыновья Большой Медведицы» – эти фильмы мы с подругой смотрели по сто раз. Чтобы быть похожей на индейскую девушку, я расчесывала свои длинные волосы на прямой пробор, а вокруг головы завязывала плетеный кожаный ремешок.
На нас с подругой так повлияли эти фильмы, что в девятом классе мы решили заняться стрельбой из лука. Помню, как мы пошли к метро «Маяковская» (в том районе находилась наша школа) звонить из телефона-автомата в секцию при Дворце спорта «Крылья Советов». Нам ответили: «Ну приходите». Подруга стрельбу вскоре бросила. А я через два года стала мастером спорта, выступала на соревнованиях за юниорскую сборную Москвы.
На тренировки я ходила в брюках цвета хаки, которые мне сшил брат из ткани, напоминающей брезент для палаток. Хотелось, конечно, замшевые с бахромой, как у Чингачгука, но где же их было взять в 1969 году в СССР? Еще я мечтала о джинсах – в те годы увлечение ими в нашей стране только началось и сразу стало «эпидемией». Но в магазинах джинсов не было. Иногда «выбрасывали» индийские Miltons – мягкие и простроченные почему-то красными нитками. Это было совсем не то! Однажды кто-то из друзей брата достал у спекулянтов настоящие американские джинсы Lee. Просили за них 60 рублей – такой была тогда минимальная зарплата. Но родители все-таки мне их купили.
В 1971 году мы с классом поехали по обмену в Польшу. Там я заметила, что польская молодежь очень модная. Мне захотелось выглядеть так же. Но денег, чтобы купить что-то из одежды, у меня не было: перед отъездом нам обменяли на валюту всего по 30 рублей – хватало лишь на сувениры. Вернувшись, я сразу стала рассказывать брату: «Борька, в Польше все ходят в «трубах» и «стукалках»!» «Трубами» тогда называли широкие, расклешенные от бедра брюки, с отворотами, а «стукалками» – сабо на деревяшке. У Бориса было хобби – он любил шить. Вещи получались не хуже фирменных. И он быстро соорудил мне «трубы» из плотной темно-синей шерсти. Они «стояли», как того требовала мода. Для сабо Борис вырезал из дерева изогнутую подошву-платформу и к ней медными кнопками для обивки дверей прибил кожаные носы от моих старых коричневых сапог. Выглядело здорово!

Источник

Но в молодости всем легко выглядеть красивыми и стильными, а меня же больше интересует, как Вера одевалась в более зрелом возрасте.

Еще в давнем фильме «Выйти замуж за капитана» я отметила, как актрисе идут мягкие, ниспадающие драпирующиеся линии у лица: шарф, воротник хому. Этот прием Вера Витальевна активно использовала и в своем повседневном гардеробе драпируя различные шарфы.

Вера глаголева стиль

Вера глаголева стиль

Подобные линии делают образ несколько небрежным. И при всей мягкости линий не создается ощущения излишней, приторной, искусственной женственности. В тех случаях, когда драпировка не предполагалась — ее заменял свободно висящий на плече шарф.

Ну и если шарфа не было вовсе — ниспадающий вырез платья

В целом, если проследить за стилем Веры Глаголевой, можно выделить два равнозначных направления. Первое — это натуральные спокойные оттенки, натуральные ткани и общее настроение расслабленности. Для блондинки подобного типа — это хороший выбор для повседневных выходов. Тем более, что яркая акцентная оправа не позволяла оставаться совсем уж незаметной.

Для случаев же, когда требовалось чтобы образ был более выразительным и строгим, Вера активно использовала черный цвет. Я знаю, иногда существует предубеждение о том, чтобы использовать черный женщинам подобного цветотипа. Но мне кажется, именно строгость черного, заигрывание с некоторой агрессивностью и маскулинностью только подчеркивало хрупкость этой женщины и намекало окружающим на стальной стержень внутри этой хрупкости.

Вера глаголева стиль

Вера глаголева стиль

Вера глаголева стиль

Вера глаголева стиль

В целом для ее стиля характерны свободные линии, отсутствие облегания. Знаете, именно этим Глаголева мне очень симпатична. Оставаясь в такой замечательной форме, эта женщина тем не менее не испытывала потребность в заигрывании с публикой при помощи дешевых приемов и обнаженки. Лично я в этом вижу уверенность в себе и большую внутреннюю силу.
Вера глаголева стиль

Вера глаголева стиль

И вот что я еще хочу сказать. Возможно, есть какие-то не совсем удачные детали в ее образах. Но для меня, в моей памяти Вера Глаголева навсегда останется женщиной — на которую хочется смотреть, и которую хочется разгадать.

1