История одной покупки

Я уже публиковала этот текст в фейсбуке. Но решила в преддверии Черной Пятницы показать вам его и тут. Возможно, для тех, кто уже накидал всякого в свои виртуальные “корзины” или собирается накидать в реальные, эта история будет полезной, чтобы разобраться, все ли из этих покупок действительно нужны. Или какими-то из них на самом деле мы пытаемся заместить нечто иное?

История будет грустная жалостливая история, практически “девочка со спичками”. Однажды всплыла в памяти витрина первого киевского магазина Ланком, а дальше как потянулись одна за одной подробности, как будто ты из шкатулки достаешь цепочку, в которой запуталось куча других украшений. Так что другого варианта, кроме как сидеть и распутывать этот клубок, не было. История про “заместительную шоппинг терапию” и ее бессмысленность…

Кажется, был это 95 год примерно. Наверное, осенние или весенние каникулы. Мокрое и гадкое межсезонье, которое я не люблю и никогда не любила. Папа послал меня в магазин за картошкой. Папа жил тогда на улице Карла Маркса, если кто еще помнит, где это;) На самом деле, как бы ни переименовывали, для меня она всегда останется улицей Карла Маркса. При этом звукосочетании у меня в сознании сразу представляется не толстый томик капитала, а старые дома с высокими потолками и лепниной на фасаде, дворы-колодцы и звуки песни “як тебе не любити”, которые доносились с часов на Крещатике. Мне очень нравилось это место, была в нем какая-то магия, дух настоящего Киева.Я до сих пор помню серую дверь подъезда дома номер 11 (которую, конечно давно сменили) и номер телефона, который был в той коммуналке.За картошкой надо было идти в магазин на Заньковецкой. Буквально дорогу перешла, прошла вход в Пассаж – и вот он продуктовый магазин.

Нашла архивное фото того самого магазина

То благословенное время, когда на Заньковецкой был продуктовый, а на Крещатике – два огромных гастронома. На обратном пути, с картошкой и еще чем-то съедобным в руках, я перешла дорогу и уперлась взглядом в витрину магазина Ланком. Вообще этот магазин был каким-то совершенно инородным объектом на тогдашней карте города. Островок роскоши и какой-то совершенно другой жизни, про которую можно только мечтать или смотреть в кино. С витрины на тебя смотрела Изабелла Росселини и казалось, что таких красивых женщин просто не бывает. Настолько она отличалась от всех, кто меня в то время окружал. Нет, у моей мамы и некоторых мам подруг была косметика ланком в косметичке. Но все равно это не спасало и до героини рекламы они не дотягивали.

Я пару раз заходила в этот магазин поглазеть. И в тот раз зашла бы, но увидела, что внутри, в этом пустом дворце люкса, есть покупательница. И не одна, а с маленькой дочкой в красивом пальто. Девочка была чуть младше меня и нетерпеливо дергала маму, наверное, хотела уже идти домой. И я, как героиня той самой сказки Андерсена стояла и любовалась на них. В тот момент стало понятно, что Росселини – это не просто картинка. Что такие женщины существуют на самом деле. Что они носят красивые платья, дорогие пальто и неспешно выбирают духи. И что у них есть красивые дочери, в красивых пальто, которое можно носить без шапки, потому что из дверей магазина они выходили и сразу садились в машину. А я вот стою и смотрю на эту девочку в пальто, а на мне странного цвета куртка с подкладкой из чебурашки, жуткая меховая шапка на завязках и сапоги,у которых по очереди то на одном, то на другом постоянно расходится молния.И какое-то в этот момент ко мне пришло острое чувство голода. Голода на радость, приятные ощущения, голод красивых вещей и жажда… нет, я даже не могу сказать, что я хотела роскоши. Этого понятия в моих представлениях даже не было. Я хотела достаточности.

А еще мне очень хотелось поймать вот это ощущение покупки чего-то для себя. И я пошла в магазин “Парфюмерия”. Практически соседняя дверь с Ланкомом, небольшое полутемное помещение, похожее на узкий пенал с высокими потолками. Стеклянные советские витрины и сдача от картошки у меня в руках. И я купила себе вещь на всю сдачу: расческу яркого оранжевого цвета. Не помню, сколько она стоила. но помню, что на ней еще советская цена была выдавлена – 20коп. Эта расческа с короткими и частыми зубцами была абсолютно бесполезна: мои длинные и густые волосы ей было прочесать невозможно. Это скорее аксессуар для мужчин, зачесывающих редеющие пряди на лысину. Но мне казалось, что в тот момент это самая нужная покупка (а больше у меня ни на что и денег не хватило бы). Я никогда не расчесывалась ею, бесполезная вещь. Но постоянно таскала ее в рюкзаке, а потом в сумочке еще какой-то период.

А вчера подумала, что вот эта копеечная расческа – символ многих наших покупок, которые мы совершаем от безысходности. Наше сегодня – это в том числе и тезис «я покупаю – значит, я существую». И иногда мы совершаем покупки, просто чтобы убедиться в том, что еще живем в этом мире и обладаем какой-то дееспособностью. Это совершенно бесполезные и бессмысленные покупки чаще всего. Какие-то коктейльные платья, купленные в припадке любви к себе «ведь я этого достойна». Какие-то блузки, которые «почти как с подиума, подумаешь, что полиэстр китайский». И просто первое попавшееся на полке, в надежде на то, что оно будет радовать нас. Все это, с одной стороны, бесполезные вещи, которые накапливаются в шкафах и кладовках. У кого-то –шмотки, у кого-то – пледики, у кого-то – косметика. А с другой стороны – так ли уж они бесполезны? Ведь это практически терапия. Аутотренинг по утверждению собственной значимости в этом мире. Так что с этой функцией они справляются, похоже.

А теперь, как я думаю, пора переходить на следующую ступень потребления. И следить за тем, чтобы подобные вещи справлялись не только со своей терапевтической функцией, но и со своим основным назначением. Поэтому, в следующем припадке такой шопинг потребности я думаю, что надо подойти к вопросу более взвешенно. И найти те вещи, которые с одной стороны будут удовлетворять голод и недостаток любви к себе (а у каждой из нас бывают периоды недостатка такой любви). А с другой стороны – не будут вызывать потом горького послевкусия. Ведь за расческу меня тогда отругали. За самовольно потраченную сдачу. Не сильно, но все же. Так и во взрослой жизни. Наши спонтанные покупки, которыми мы закрываем какие-то дырки своего существования, потом вызывают у нас массу негативных эмоций: чувство вины за неправильно потраченные деньги, раздражение от неудачной вещи, усталость от хлама, который накапливается. Этими эмоциями мы расковыриваем новые ранки, которые потом тоже пойдем закрывать шопингом. И надо в конце концом что-то сделать с этим порочным кругом.

0
No tags 0