Подробности производства косметики: Meder Beauty Science

Мне всегда было интересно подробнее узнать, как делается косметика. И речь не только о создании химической формулы, но о производственном цикле полностью, о создании бренда или идеи нового продукта. О том, как появляются новые средства и как о них узнает потребитель. В общем, всякие мелкие подробности косметического быта. Надеюсь, что эта тема интересует еще кого-то кроме меня, потому что я хотела бы таких материалов подготовить несколько. Буду рада, если вы оставите комментарий и скажете, интересно вам подобные материалы или нет.

А сегодня расскажу о создании бренда Meder Beauty Science. Когда-то давно, задолго до появления этого косметического бренда, я уже публиковала интервью с Тийной Орасмяэ-Медер. Тогда она была тренером у различных косметических брендов, экспертом Евросоюза по косметической безопасности. Сегодня Тийна вдобавок ко всем своим заслугам еще и основатель косметической компании Meder Beauty. У меня была возможность задать Тийне несколько вопросов о подробностях создания и продвижения ее косметического бренда.
447616ae264991639721889ff960d523
Фото — Наталья Рецца

Тийна, расскажи, как специалист, как на рынке появляются новые косметические продукты и как, в частности, появилась линия Meder Beauty? Ты почувствовала, что тебе, как практикующему косметологу, не хватает средств в косметическом арсенале для каких-то потребностей? Или пришла в голову идея о возможном эффекте компонентов? Или была какая-то другая причина?

Новые косметические продукты появляются по-разному — сейчас принято обновлять линейки регулярно, косметические гиганты выпускают новинки ежемесячно, небольшие бренды стараются делать что-то новое ежегодно. Новая линия — другое дело. Очень много новых линий это «дети» корпораций, которые ищут новые сегменты рынка и стараются выпускать для каждого сегмента свой, узкопрофилированный бренд. Я пришла к идее своей линии тогда, когда впервые появились пептиды для наружных аппликаций, которые можно было использовать в косметических средствах. Это было в 2003 году, пептиды были абсолютной новинкой, я пришла к выводу, что это новая эра в косметологии. Классические рецептуры и линии не дают возможности использовать свойства пептидов полноценно, поэтому нужно было делать полностью новую линию. Поскольку большие лаборатории в силу разных причин проектом не заинтересовались, я решилась делать это сама.

А почему было бы не продать идею, формулу бренду, с раскрученным именем?

«Продать идею» это сюжет для голливудского фильма))) В нашем мире огромное количество маркетологов производят идеи за зарплату, и корпорациям нет никакого смысла покупать идею — ее можно просто забрать, при желании. Кроме того, идея настолько шла вразрез с тем, что существовало на рынке, что профессиональные бренды не были готовы рисковать. Я, кстати, не предлагала продать, мне было интересно реализовать. К счастью, пришлось делать самостоятельно.

chuv2
Какой путь проходит косметическое средство от идеи до баночки на столе косметолога или в шкафу потребителя?
В крупных корпоративных отделах разработки иногда от идеи до выхода на рынок проходит всего несколько недель — например, появляется новый модный ингредиент, сезонный тренд, аромат — препарат для сезонных продаж можно сделать очень быстро. Бывают серьезные проколы — например, запуск нового автозагара с широкой рекламной компанией, привлечением топ-моделей длился несколько недель, а затем препарат был отозван с рынка. Выяснилось, что он вызывает массовое раздражение дыхательных путей — автозагар был в спрее, судя по всему, на предварительные испытания времени не хватило. У меня ушло в среднем шесть лет на профессиональные процедуры и семь лет на домашний уход, но это связано с тем, что я добивалась конкретных параметров, хотела отсмотреть эффективность, да и новые ингредиенты появлялись, несколько раз пересматривали формулы.

В чем преимущество внедрения новых продуктов у больших концернов перед маленькими компаниями? Или может наоборот, у маленьких компаний преимущество?
У больших компаний всегда есть преимущество — большой бюджет, возможности быстрого проведения необходимых тестов, возможность иметь склад упаковки и т.д. У маленьких компаний единственное преимущество — большая личная вовлеченность команды и большая сосредоточенность на продукте.

Сегодня многих занимает вопрос тестирования косметики на животных. Какие тесты проходила твоя косметика? Можно ли (и главное — нужно ли) обходиться без тестирования на животных? Какие альтернативы? Тесты in vitro? Искусственная кожа?
Мы не имеем права больше ни тестировать препараты, ни продавать препараты, в состав которых входят ингредиенты, проходившие тестирование. Но пока что мы используем ингредиенты, проходившие тестирование до введения полного запрета. Альтернативные тесты не покрывают весь необходимый спектр, в них сегодня довольно много экстраполяции. Реакции искусственной кожи и компьютерных моделей отличаются от реакции тканей живых млекопитающих. Я лично считаю, что это огромная ошибка, за которую придется расплачиваться потребителям. Единственный выход, на мой взгляд, это использование молекул аналогичных или идентичных тем, которые прошли полный спектр тестирования в странах, где нет запрета — их пока много.

Отдельная тема для большого разговора — ценообразование. Часто говорят про продукцию брендов уровня Dior, Guerlain, что большая часть цены — за имя и красивую банку. Из чего складывается цена на косметическую продукцию вообще и твою в частности?

Dior и Guerlain, так же, как и многие другие люксовые бренды, традиционно достаточно сильны в плане качественных текстур, я бы не стала говорить, что цена крема Guerlain это цена упаковки. Да, в таких средствах есть плата за имидж, за легенду, иногда она составляет немалую часть цены. Но уровень безопасности и базового качества у них в среднем выше, чем у брендов более дешевого сегмента.

Цена на продукт складывается из стоимости ингредиентов, разработки, производства, упаковки, логистики — так же, как и любого другого товара. Можно купить ингредиент в Китае, а можно в Японии или Франции, можно взять дорогую европейскую упаковку, а можно не такую дорогую корейскую (совсем необязательно она некачественная, но существуют случаи, когда нужна упаковка с высоким уровнем безопасности), можно производиться в маленькой дешевой лаборатории, а можно в сверхсовременной швейцарской, то есть себестоимость препаратов в похожих баночках с похожими этикетками может быть разной. В Meder Beauty Science большая часть цены это ингредиенты, производство и флаконы. У нас маленькая компания, мы стараемся экономить на том, что не влияет на само качество продукта.

Поговорим про маркетинг и общение с потребителем. Твоя косметика изначально была представлена как салонная. Сейчас есть и домашняя линия. Какие средства продвижения по твоему мнению работают лучше всего для салонных средств, а какие- для домашних?

Моя линия — профессиональная, что подразумевает работу с ней косметологов, в первую очередь. У нас есть профессиональный уход, который проводится в кабинетах и наконец! профессиональные средства для домашнего ухода. То есть, наши домашние средства тоже профессиональные, их надо правильно подобрать, назначить способ использования, объяснить технические нюансы. В Москве уже месяц работает Meder Beauty Lab, «тестовая лаборатория» — это совместный проект с центром Work.Hall и мы планируем его развивать. В такую лабораторию можно придти, получить консультацию специалиста, после чего специалист нанесет все необходимые средства именно так, как это нужно делать, объяснит и научит технике, выпишет рецепт на домашний уход и после этого уже можно свою программу приобрести. Для наших средств это оптимально, как я считаю. Ну и конечно же, работа косметолога состоит и в том, чтобы подобрать грамотный домашний уход.

0
No tags 0