Наследие бароко и рококо – современная интерпретация силуэта

То, что я не спешу публиковать коллекции сезона fall 2012 – вовсе не означает, что я их не смотрю. Я их смотрю и подмечаю весьма интересные нюансы. Например, популярность силуэта с узкой талией и юбкой-бочонком. Я бы сказала, что это частично отголоски барокко, частично рококо.


Dolce & Gabbana fall 2012

Исходно – жесткий корсет плюс юбка на фижмах или панье. В итоге – тонкая талия и широкая, жесткая линия бедер.

Корсет, панье и сорочка, примерно 1770г

Жесткая и лаконичная конструкция белья компенсируется обилием декора, складок и бантов.

Я не собираюсь тут углубляться в нюансы изменения подобного силуэта в 17-18вв. Мне гораздо интереснее понять, что привело его (а точнее его подобие) к нам сегодня.


Тут можно выдвинуть несколько версий. Второй сезон мы наблюдаем популярность темы 20-х годов и 50-х годов. Сейчас нам оба периода кажутся интересными и женственными. Но не надо забывать, что оба эти периода связаны с мировыми войнами в той или иной степени. И для обоих них верно то, что образ жизни женщины в эти десятилетия кардинально менялся по сравнению с тем, как она жила ранее. Женщина двадцатых отказывается от корсета и переходит к активной социальной жизни. Женщина (а точнее – девушки) пятидесятых – период начала бунтарства. Девочки из хороших семей наплевав на патриархальные принципы начинают крутить романы с хулиганами на шикарных автомобилях. И двадцатые, и пятидесятые характеризуются определенным социальным напряжением и стремлением избавиться от этого напряжения путем развлечений: вечеринки, джаз, рок-н-ролл – стресс необходимо выплеснуть на телесном уровне, через танец. И изменения в одежде этих десятилетий как нельзя лучше подходят для этого.

Aquilano.Rimondi

Чего нельзя сказать об обсуждаемом силуэте в виде перевернутого бокала. Жесткая конструкция не самым выигрышным образом смотрится в динамике. Он просто не предусмотрена для танцев. Тем не менее, несмотря на всю свою “несгибаемость” у нее есть несомненные признаки патриархальной женственности: подчеркнуто пышные бедра. В некоторых моделях даже гипертрофированно пышные.

Почему этот силуэт вовзращается к нам сегодня? Можно выдвинуть несколько предположений. Какое из них верное – я не знаю. Но интересно хотя бы просто поразмышлять на эту тему:
– подчеркнуто-пышные бедра – как противопоставление андрогинным моделям с мальчишескими худощавыми фигурами. На фоне распространения течения чайлд-фри – подчеркивание бедер, как символа “рожающей” женщины.
– если провести аналогию, то данный силуэт очень напоминает силуэт общепризнанного секс-символа – куклы Барби: очень контрастный переход от талии к берам. Подчеркнутая грудь и при этом худые ноги (ведь на подиуме бедра пышные лишь за счет кроя).

– на фоне популярности стиля двадцатых и пятидесятых, как “самостоятельных” десятилетий, возвращение к 17-18 вв, времени слабой женщины, которая тем не менее, благодаря своим женским чарам влияет на сильных мужчин.

Я все время противопоставляю двадцатые, пятидесятые и силуэт-бокальчик. Но на самом деле и между ними есть определенная связь. Как раз в двадцатых на фоне прямоугольных силуэтов и отказа от корсета можно встретить свадебные платья с неким подобием фижм. Конечно, это укороченный вариант созвучный тому времени. Но нюанс интересный. На фоне омужествления, упрощения по силуэту женского гардероба, свадебное платье, как символ патриархальности, возвращается к корсету и пышным бедрам.
Платье Lanvin 1918

платье от Boué Soeurs 1923-25 г

И в диоровском нью-луке тоже можно найти созвучные нотки: тонкая подчеркнутая талия и пышные бедра с четкой линией юбки.

Кстати, еще одно немаловажное уточнение: в переломные для всего мира моменты восьмидесятых и девяностых подобная акцентация силуэта встречалась в подиумных коллекциях. Но в повседневной жизни она очень быстро трансформировалась в более мягкие и свободные варианты – юбку-баллон и юбку-тюльпан и баску. Кстати, о баске мы еще отдельно поговорим.

Jean-Paul Gaultier 1987

Джон Гальяно для Christian Dior 1997

Сейчас же “бокальчик”, как я назвала этот силуэт – пошел в народные массы, и вот даже платье Мэри Катранзу для Topshop выполнено в этом силуэте (хотя это еще очень большой вопрос – можно ли считать массовым платье, цена которого более трехсот фунтов)

Учитывая, что подобный силуэт не очень-то сочетается с нынешними представлениями о красоте будет интересно наблюдать за тем, как он будет развиваться и трансформироваться в массовой одежде. Не испортит он только барышень модельного типа. Для тех, у кого полноватые бедра при худых ногах и тонкой талии – так и вовсе может стать интересной деталью. Но в общем и целом – очень коварный тренд с еще не до конца понятным подтекстом.

1